ITentika: создаем решения, позволяющие клиентам увеличивать прибыль

ITentika: создаем решения, позволяющие клиентам увеличивать прибыль

Сергей Кузнецов

Директор московского представительства компании ITentika

ITentika – новое имя на российском ИТ-рынке. Но если взглянуть глубже, окажется, что опыт у специалистов компании – четверть века.

О становлении компании, вызовах информационной безопасности и планах на будущее мы побеседовали с Сергеем Кузнецовым, директором московского представительства компании.

Формально ваш бренд очень молод, но, если взглянуть на процесс его становления, нет сомнений – опыта вашим специалистам не занимать. Какова история компании?

Мы начинали в 1997 году. У истоков нашего бизнеса стоял человек, который принимал участие в становлении Mail.ru, а компания наша называлась на тот момент DataArt. В 2022 году российский офис компании сменил владельцев: ими стали инвестиционно-управляющая компания “N3 group” и Арсен Галстян, управляющий партнер «Ташир МЕДИКА». Мы стали работать как самостоятельная компания под брендом ITentika и сконцентрировали наш огромный опыт и экспертизу в различных отраслях на российском рынке, чтобы создавать решения, которые позволят нашим клиентам увеличивать прибыль.

Как на вашем бизнесе сказывается кризис, вызванный западными санкциями и общей ситуацией в мире?

Поскольку после решения о продаже российской части бизнеса наша компания была выделена в самостоятельное подразделение, на первых порах царил некоторый хаос. Пришлось выстраивать новые процессы, настраивать системы автоматизации и взаимодействия. За полтора месяца мы вынуждены были «пересобрать» компанию. Я считаю, что у нас всё получилось, хотя и не без проблем. Главное – мы сейчас видим четкие перспективы.

Какие продукты сегодня являются для вас основными и есть ли что-то новое в разработке?

Наш основной продукт – работа по модели ‘Time and Material’ для наших клиентов. Мы – не продуктовая компания в чистом виде. Мы приходим к клиенту, смотрим на бизнес-процессы внутри его компании, а уже затем предлагаем свои решения. Мы очень быстро выделяем экспертов у себя в проект клиента, чтобы в кратчайшие сроки решить вопросы автоматизации заказчика. То есть выполняем то, что сложно решить разработкой внутри компании, без привлечения аутсорсинговой компании, особенно если это новый проект.

Расскажите о своих центрах разработки в России. Остались ли какие-то каналы взаимодействия с коллегами из других стран?

Самый большой центр разработки и сохранения технической компетенции – в Воронеже. Есть центр в Санкт-Петербурге, города, с которого всё начиналось, там сейчас около 100 сотрудников. В краснодарском офисе трудится 50 человек. Я отвечаю за московское представительство: в данный момент мы взаимодействуем с коллегами в формате коворкинга или ремоута (удаленная работа). Сейчас я занимаюсь поиском нового офиса: думаю, в октябре у нас уже будет полноценная локация, которую будем ориентировать прежде всего на продажи, но и техническая компетенция в Москве также останется. Кроме того, у нас есть выделенное подразделение удаленной работы, мы считаем его отдельной локацией – эти специалисты живут в разных городах России, в которых еще нет центров разработки ITentika, работая из дома. В целом для всех наших сотрудников мы предполагаем гибкий формат работы, и многие предпочитают ремоут, потому что разработчики к нему привыкли за время пандемии. Однако иногда мы просим коллег собраться в офисе, и для меня это очень важно. Если искусственный интеллект уже работает, то без живого контакта просто невозможно плодотворное взаимодействие внутри коллектива.

Проблема кадров – от многих компаний приходится о ней слышать. Ну а кто-то, наоборот, не видит в этом вопросе трудностей. А каков ваш взгляд?

Рынок сейчас перегрелся от обилия кандидатов. Однако вакансий не так много. Впрочем, надо понимать, что на рынке труда всегда сказывается сезонность. Сентябрь-октябрь – традиционное время для массового течения кадров. Многое зависит от того, как мы будем жить, что будет с рынком? Если сейчас ITentika сфокусирована на становлении, то через некоторое время фокус будет на развитии. А то, что мы пойдем в рост, неизбежно. Я уверен, всё нормализуется. Причем будет не в таком перегретом формате, как раньше, когда финтех «пропылесосил» весь рынок разработки и нанять специалиста было просто нереально. Архитектор Java мог запросить тогда миллион рублей – и платили! Сейчас же мы наблюдаем откат к более стабильному состоянию.

Но сегодня стало значительно больше угроз безопасности. Даже на GitHub часто обнаруживаются закладки в библиотеках. Как вы с этим боретесь? Как строится система контроля?

Да, количество закладок стало огромным. У нас имеется база знаний, куда коллеги складывают потенциально проблемные продукты с описанием этих закладок. Мы усилили контроль за использованием Open Source и продуктов с GitHub. Применение этих ресурсов – не столько вопрос лени разработчика, сколько способ ускорения выполнения проекта или желание самого клиента сэкономить 20-30% затрат. В то же время мы придерживаемся S-SDLC-подхода в разработке, согласно которому уделяем очень серьезное внимание ИТ-безопасности. Обеспечиваются автоматические проверки кода, в том числе на закладки. В каких-то местах используем ручную проверку тех изменений, которые вносят наши разработчики. Каждый наш продукт проходит комплексную проверку на всех уровнях. В контексте санкций стоит добавить, что в России существуют удобные инструменты, такие как CodeScoring или PT Application Inspector. Сейчас весь рынок будет изучать проблемные сервисы, и мы будем помогать сообществу бороться с проблемами, которые несут продукты Open Source.

Как вы видите ситуацию с информационной безопасностью в обозримом будущем? Что станет основной угрозой?  

Сейчас количество ИБ-рисков в B2B-сегменте выросло в геометрической прогрессии по сравнению с тем, что было лет пять назад. Если тогда от фишинга, кражи данных, слива фоток, взлома телефона страдали в основном обычные клиенты, то теперь удар направлен в сторону бизнеса. Самая безопасная система – та, к которой нет доступа. Но надо смотреть и за соблюдением баланса: мы понимаем, что с конкретной системой должны взаимодействовать несколько миллионов человек, а значит, она не может быть закрыта. Есть протоколы, которые можно и нужно использовать. Кроме того, госрегулятор постоянно выдвигает новые требования, которые зачастую хоть и направлены на улучшение ситуации, но исполняются, мягко говоря, странно. А проблем с ИБ, повторяю, очень много. Достаточно вспомнить утечки у «Яндекс.еды», «Ситимобила». Мне лично звонили с предложением установить Интернет в доме, куда я единожды заказал еду с доставкой, а сам там никогда не жил. Это реалии современного мира, это базы данных, с которыми надо учиться взаимодействовать, а значит – увеличивать экспертизу и понимать, что делать с утерянными данными в долгосрочной перспективе. Мы осознаем, как обеспечивать ИБ в плане наших продуктов, это, пожалуй, одна из главных наших компетенций. Мы включаем соответствующие решения в любой кейс, которым занимаемся, но захотят использовать наши знания клиенты или нет – это уже их дело, вопрос их финансов, но мы неустанно разъясняем риски, которые стоят перед ними.

Какие планы на ближайшую перспективу?

Первостепенная цель – стабилизация. Нам необходимо выйти на самоокупаемость. У нас уже есть контракты с крупными клиентами, и достаточное количество контрактов на стадии подписания. Есть огромное количество запросов на импортозамещение. На текущий момент 70% бюджетов крупных ИТ-отделов расходуется именно на импортозамещение. Не могу раскрывать имена наших клиентов, скажу лишь, что мы работаем с представителями банковского сектора, ретейла, активно взаимодействуем с отраслью здравоохранения, а также с заказчиками в нефтегазовой отрасли, промышленности. Помогаем решить их проблемы, а сами зарабатываем деньги – это логичный симбиоз.

Насколько реален переход на российские программные продукты в обозримом будущем?

В моем понимании то количество продуктов, которое уже имеется на нашем рынке, позволяет полноценно работать. Да, это непривычно, есть сопротивление изменениям, это нормально. Допустим, человек всю жизнь работал с каким-то инструментом, но этот инструмент больше недоступен. Что делать? Сокрушаться? Покупать пиратские версии? А ведь ничто не мешает попытаться освоить новый инструмент, научиться чему-то новому. Конечно, рынок для западных продуктов был куда больше, поэтому больше была и обратная связь, возможности для улучшения продукта. Приведу в пример Китай: к тому времени, когда появился великий китайский Firewall, правительство страны заявило, что Китай сам создаст продукты, – и они это сделали! Сегодня в плане ИБ Китай чуть ли не мировой лидер. Плюс к этому взгляните на китайские копии других технологий. А что происходит у нас в стране? У нас есть монополисты, например «1С» – компания, которой не особо и нужно развиваться. Да, у них неплохой продукт – «1С:ERP», но вопрос сегодня в том, смогут ли они использовать существующие возможности, чтобы сделать этот продукт круче, или же сочтут, что они теперь в еще большей степени монополисты и можно особо не волноваться. Если все мы будем энергично работать в плане создания и совершенствования нового ПО, если пользователи будут готовы обучаться работе с новыми инструментами, понимая, что другого варианта нет, то всё получится. У нас есть крутые продукты, которые успешно работают на мировом рынке. Если человек не зациклен исключительно на зарабатывании денег, а занимается своей любимой работой, то он создаст продукт, который будет развиваться и жить своей жизнью. Я верю, что в России очень много таких людей. Да, наш рынок в 10 раз меньше китайского, но это и есть стимул для того, чтобы развиваться. Возьмите, к примеру, «Тинькофф банк» – в мире таких совсем немного.

А если взглянуть на рынок аппаратного обеспечения?

Здесь такого оптимизма у меня нет. Мы можем бесконечно долго говорить, что у нас есть свои процессоры, которые собираются в Китае. Получается как в советское время: создали самые лучшие модели в мире, но делаем их вручную по 20 штук в год, – а Intel и AMD делают хуже, но по 20 млн в год. Вопрос – где бизнес? Ответ очевиден. У нас же это наукоемкие решения не для рынка. Вывод один: всем, кто занимается аппаратными решениями, нужно ускоряться. Нужно заниматься в России не сборкой, а полноценным производством. Одним словом, должен быть фундаментальный пересмотр всех подходов и методов в этом направлении производства.

Источник

Поделиться ссылкой:

The following two tabs change content below.
EsmyNews - Новости мира высоких технологий. Что происходит в крупнейших IT-компаниях, новости о компьютерных играх, железо, актуальные тенденции в мире разработки и многое другое

Esmy News

EsmyNews - Новости мира высоких технологий. Что происходит в крупнейших IT-компаниях, новости о компьютерных играх, железо, актуальные тенденции в мире разработки и многое другое

Добавить комментарий